Услуги адвоката в Хабаровске

Апелляция ч.3 ст.264 УК РФ

Апелляция ч.3 ст.264 УК РФ

В суде первой инстанции дело слушал судья Ковригин А.В.

Дело № 22-869/2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г.Хабаровск 31 марта 2016 года

Суд апелляционной инстанции Хабаровского краевого суда в составе:

председательствующего: судьи Рюмина В.В.

с участием: прокурора Журба И.Г.

адвоката Денисова В.К.

осужденного Кусакина В.А.

представителя потерпевшей адвоката Хвостуновой Е.Б.

при секретаре Рубцове Н.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании 31 марта 2016 года апелляционные жалобы осужденного Кусакина В.А. и адвоката Денисова В.К. на приговор Железнодорожного районного суда г.Хабаровска от 27.01.2016 года, которым Кусакин В.А., <данные изъяты>,

осужден по ст.264 ч.3 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком на 3 года, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

С Кусакина В.А. в пользу потерпевшей ФИО1 постановлено взысканию материальный ущерб в размере 789230 рублей, а также 500000 рублей в качестве возмещения морального вреда.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад председательствующего, пояснения осужденного Кусакина В.А., адвоката Денисова В.К., поддержавших доводы апелляционных жалоб, пояснения представителя потерпевшей адвоката Ховстуновой Е.Б., не согласившейся с доводами апелляционных жалоб, мнение прокурора Журба И.Г. об оставлении приговора без изменения, суд

УСТАНОВИЛ:

Кусакин В.А. осужден за то, что управляя автомобилем нарушил п.8.8 Правила дорожного движения РФ, что повлекло по неосторожности смерть водителя мотоцикла ФИО2

Преступление совершено в период с 22 часов 20 минут до 22 часов 54 минут 06.08.2015 года <адрес>, при осуществлении водителем автомобиля Кусакиным В.А., двигавшегося со стороны дороги «Восток» в сторону <адрес> поворота налево на прилегающую территорию, при приведенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Кусакин В.А. вину не признал.

В апелляционной жалобе осужденный Кусакин В.А. просит приговор отменить, ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. В обоснование доводов указал, что установленное время до столкновения в протоколе осмотра места происшествия от 26.08.2015 является недостоверным, так как отсутствовал очевидец ФИО3. На основании полученных данных при осмотре места происшествия эксперты проводили свои исследования. Эксперт ФИО4 выводом о скорости мотоцикла 39 км/час ввел суд в заблуждение. Скорость движение мотоцикла на момент столкновения установить невозможно, ввиду отсутствия утвержденных методик расчета, что подтвердил эксперт ФИО5. Скорость мотоцикла была значительно выше допустимой, что подтверждается показаниями свидетелей ФИО6 и ФИО7. Суд сделал неверный вывод о том, что он не смотрел в сторону двигающегося мотоцикла. Перед началом поворота он убедился, что впереди во встречном ему направлении отсутствуют транспортные средства и приступил к повороту. Столкновение произошло в связи с очень большой скоростью мотоцикла с неработающей либо с выключенной фарой, находившегося вне зоны его видимости, что подтверждает экспертиза № от 16.10.2015. Звук приближающегося мотоцикла он не слышал, так как в салоне автомобиля работал приемник, о чем свидетельствуют показания ФИО8

В апелляционной жалобе адвокат Денисов В.К. просит приговор отменить, ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Кусакин не имел возможности предвидеть появление на дороге в темное время суток с неработающими осветительными приборами мотоцикл, двигавшийся со скоростью свыше 100 км/ч. Заключение эксперта № экспертом, проводившим экспертизу №, не рассматривалось. В выводах эксперта отсутствует позиция о нарушениях правил дорожного движения со стороны потерпевшего. В приговоре не указано заключение эксперта № и ему не дана оценка. Несмотря на показания свидетелей ФИО7, ФИО3, ФИО6 о высокой скорости мотоцикла перед и в момент ДТП, юзовый след при торможении — 11,3 метра, повреждения транспортных средств, суд сделал выводы о скорости мотоцикла исходя из заключения эксперта №, не усмотрел и не устранил противоречия с заключением эксперта №. На предварительном и в судебном следствии защите было отказано в удовлетворении ходатайств; о проведении повторной автотехнической экспертизы, о приобщении к материалам дела заключения специалиста автотехника, о допросе в судебном заседании специалиста автотехника и эксперта автотехника сделавшего экспертизу №, чем был нарушен принцип состязательности сторон. Выводы суда о недостоверности показаний Кусакина. в части того, что он начал маневр после того как убедился в отсутствии встречных транспортных средств, являются недостоверными. Вывод суда о том, что Кусакин не видел мотоцикл не соответствует действительности. За одну секунду, на которую отвел взгляд от встречного направления Кусакин мотоцикл при скорости 180 км/час мог преодолеть 50 метров из 108, определяющих границу его видимости, и мог оказаться на расстоянии 68 метров от места ДТП. В этот момент Кусакин уже выезжал на полосу движения мотоцикла, и до момента ДТП осталось всего 1,03 секунды. Водитель мотоцикла стал приводить тормоза в действие, пролетев еще около 50 метров. Торможение началось в 13 метрах до места столкновения. Ни следствием, ни судом в учет эта модель ДТП не принималась. Предложенная стороной защиты версия согласуется с показаниями свидетелей о скорости мотоцикла и показаниями Кусакина о том, что он не видел мотоцикла. Эксперимент, в ходе которого следствием устанавливалась видимость мотоцикла для других участников дорожного движения, проводился в условиях, когда мотоцикл и статисты стоял на месте. Небольшая скорость автомобиля способствовала уменьшению расстояния видимости мотоцикла в реальной ситуации. Совершая маневр, Кусакин убедился в его безопасности, так как впереди на 300 метров на встречной полосе фары не горели, не было транспортных средств. При скорости 60 км/час, что соответствует 16,6 м/с, дистанция в 108 метров, преодолевается за 6 секунд. При таком расчете Кусакин обоснованно предполагал, что совершаемый им маневр безопасен. В соответствии с экспериментом, время, затрачиваемое для полного выполнения маневра автомобилем составило 1,43 секунды. При постановке вопросов для проведения экспертиз следствие исходило из того, что скорость мотоцикла соответствовала 60 км/час, что противоречит действительности. Суд с выводами экспертов согласился, при этом в нарушение принципа состязательности, лишил права на защиту и не предоставил возможности каким — либо законным способом подвергнуть экспертизы сомнению. При рассмотрении вопроса о разрешении гражданского иска суд не учел положений ст.1083 ГК РФ, потерпевший управлял мотоциклом, не имея права управления, с неисправными световыми приборами, что запрещено соответствующими пунктами Правил дорожного движения РФ, с превышением допустимой скорости. Сумма компенсации морального и материального ущерба, за исключением затрат на погребение, должна быть снижена. Просит приговор отменить, вынести оправдательный приговор, либо вернуть дело прокурору.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденного Кусакина В.А. государственный обвинитель Усевич А.И. просит приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу Кусакина В.А. – без удовлетворения.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного Кусакина В.А. и адвоката Денисова В.К. представитель потерпевшей адвокат Хвостунова Е.Б. просит приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы Кусакина В.А. и Денисова В.К. – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, суд апелляционной инстанции находит выводы суда о виновности осужденного в совершенном преступлении основанными на доказательствах, полученных в установленном порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ.

Вина осужденного в содеянном подтверждается собранными по делу и приведенными в приговоре доказательствами, которые согласуются между собой, получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании:

-представителя потерпевшего ФИО9 об известных ей обстоятельствах;

-показаниями свидетеля ФИО10, из которых следует, что мотоцикл был оборудован системой автоматического включения фар при запуске двигателя и был установлен прямоточный глушитель. Прибыв на место происшествия обратил внимание на опущенное переднее правое стекло автомобиля со стороны водителя;

-показаниями свидетеля ФИО11, из которых следует, что проданный им мотоцикл имел прямоточный глушитель, установленный с целью безопасности;

-показаниями свидетеля ФИО3, который наблюдал в зеркало заднего вида как двигавшийся в попутном направлении автомобиль включил указатель левого поворота для его осуществления на прилегающую территорию. В это же время через опущенное водительское стекло услышал звук прямоточного глушителя и увидел двигавшийся по встречной полосе мотоцикл. Как только мотоцикл проехал мимо, услышал звук удара. На проезжей части видел ранее двигавшийся за собой автомобиль и лежащий мотоцикл. Вызвал скорую помощь;

-показаниями свидетеля ФИО7, из которых следует, что когда он с ФИО6 прогуливались по <адрес>, мимо них в попутном направлении на большой скорости проехал мотоцикл. После этого на въезде на прилегающую территорию Малого аэропорта они увидели стоявший автомобиль, лежащий мотоцикл и его водителя;

-показаниями свидетеля ФИО6, из которых следует, что когда она вместе с ФИО7 проходили мимо строений в районе Малого аэропорта, обратили внимание на проехавший в попутном направлении с быстрой скоростью в попутном направлении. Спустя несколько минут встретили идущих навстречу мужчину и женщину, которая державшись за голову сообщила, что находясь в машине, попавшей в ДТП, ударилась головой. Через 100-150 метров на въезде прилегающей территории Малого аэропорта увидели автомобиль и лежащих на проезжей части лежал мотоцикл и его водитель;

а также:

-протоколом осмотра места происшествия от 07.08.2015 с фототаблицей и план-схемой, в ходе которого осмотрены участвовавшие в дорожно-транспортном происшествии транспортные средства и изъяты части мотоцикла;

-справкой по дорожно-транспортному происшествию;

-протоколом осмотра места происшествия от 26.08.2015, в ходе которого было установлено время, за которое автомобиль «NISSAN LIBERTY» преодолевает расстояния: с момента выезда на полосу движения мотоцикла «SUZUKI GSX-R1000» до места столкновения (1,03 сек.) с момента выезда на полосу движения мотоцикла «SUZUKI GSX-R1000» без регистрационного знака до момента покидания полосы движения мотоцикла ( 1,43 сек.);

-протоколом следственного эксперимента, из которого следует, что видимость на месте происшествия в темное время суток, при которой виден мотоцикл с водительского кресла автомобиля составляет: с включенными осветительными приборами мотоцикла 228,6м, с выключенным осветительными приборами мотоцикла 108,6м;

-заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой у ФИО2 были обнаружены телесные повреждения, которые расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека. Смерть ФИО2 наступила от обильной кровопотери в результате сочетанной тупой травмы головы, грудной клетки, живота, верхних и нижних конечностей;

-заключением эксперта №, согласно которому скорость движения мотоцикла «SUZUKI GSX-R1000», исходя из расчета длины следа торможения, равной 11,3 м составляет 39 км/час. В данной дорожной ситуации, как при расчетной скорости движения, так и при скорости движения 60 км/час, водитель мотоцикла «SUZUKI GSX-R1000» не располагал технической возможностью предотвратить столкновение с автомобилем «NISSAN LIBERTY» регистрационный знак № путем торможения. В действиях водителя мотоцикла «SUZUKI GSX-R1000» несоответствий требований ч.2 п.10.1 Правил дорожного движения РФ не усматривается. Действия водителя автомобиля «NISSAN LIBERTY» регистрационный знак № не соответствовали требованиям п.*.8 Правил дорожного движения РФ;

-видеоматериалами телекомпании «Губерния», на которых съемочной группой зафиксированы, последствия дорожно-транспортного происшествия и дорожные условия на месте происшествия.

В приговоре приведены основания, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие. Каких-либо противоречий, а также предположений приговор не содержит. Данных о том, что суд необоснованно исследовал недопустимые доказательства, в материалах дела не имеется. В основу приговора положены лишь те доказательства, которые были исследованы в судебном заседании и все они получили оценку в приговоре.

Судом первой инстанции дана надлежащая оценка представителя потерпевшего ФИО9, показаниям свидетелей: ФИО10, ФИО11, ФИО3, ФИО7, ФИО6 принятыми в качестве доказательств, поскольку они согласуются между собой а той части, в которой признаны допустимыми доказательствами. Мотивов для оговора указанными свидетелями осужденного не имеется.

Противоречия в показаниях свидетелей ФИО3 и ФИО6 являются несущественными и не опровергают выводов суда о виновности Кусакина В.А.

Оснований не доверять экспертным заключениям, сомневаться в объективности их выводов, не имеется. Экспертизы проведены квалифицированными экспертами, в пределах их компетенции, в соответствии с постановлениями об их назначении, вынесенными в порядкест.195 УПК РФ. Все заключения экспертов соответствует требованиям ст.ст.80, 204 УПК РФ.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые в защиту осужденного, в том числе о месте столкновения транспортных средств, об отсутствии причиной связи между действиями Кусакина и наступившими тяжкими последствиями, о скорости движения мотоцикла, управляемым потерпевшим, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Изложенные в апелляционных жалобах доводы о том, что причиной наступивших последствий явилась высокая скорость движения мотоцикла потерпевшего, проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными, выводы суда в этой части мотивированы в приговоре.

Суд апелляционной инстанции не усматривает нарушения прав на защиту и права состязательности сторон при рассмотрении дела судом первой инстанции, поскольку все заявленные сторонами ходатайства разрешались в соответствии с требованиями закона.

Вопреки доводам апелляционных жалоб судом установлена прямая причинная связь между деянием и наступившими последствиями. Судом подробно проанализированы и оценены доказательства, указаны мотивы, по которым суд отвергает одни доказательства и отдает предпочтение другим.

Оценив в совокупности исследованные доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Кусакина В.А. в совершении преступления, предусмотренного ст.264 ч.3 УК РФ – нарушение лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Суд первой инстанции не нашел оснований для изменения категории преступления, совершенного Кусакиным В.А., на менее тяжкое, в соответствии со ст.15 ч.6 УК РФ, не находит таковых и суд апелляционной инстанции.

При назначении наказания осужденному учтены требования ст.60 УК РФ, данные о личности осужденного, который характеризуется положительно, наличие смягчающих обстоятельств: возраст осужденного, наличие на иждивении малолетнего внука, отсутствие отягчающих обстоятельств.

Свое решение о невозможности применения в отношении осужденного положений ст.64, 73 УК РФ суд мотивировал в приговоре. Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции не имеется, поскольку данное наказание соответствует целям наказания, установленным ч.2 ст.43 УК РФ.

Вид исправительного учреждения осужденному Кусакину В.А. чудом в соответствии с п.А ч.1 ст.58 УК РФ определен верно – колония-поселение.

Вместе с тем приговор подлежит изменению.

Из материалов уголовного дела следует, что водитель ФИО2 управлял мотоциклом с технически неисправными осветительными приборами в темное время суток.

Поскольку данное обстоятельство могло способствовать дорожно-транспортному происшествию, суд апелляционной инстанции считает необходимым признать смягчающим наказание обстоятельства управление водителем ФИО2 мотоциклом с технически неисправными осветительными приборами в темное время суток и снизить назначенное Кусакину В.А. наказание в виде лишения свободы до 2 лет 6 месяцев.

При разрешении гражданского иска, суд в нарушение закона, не выяснил, были ли застрахованы управляемые Кусакиным В.А. и ФИО2 транспортные средства, не учел, что взыскание на погребение обусловлено иными нормами гражданского права, не разъяснил право на обжалование судебного решения в части гражданского иска.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции отменяет приговор в части гражданского иска с направлением дела в этой части в тот же суд на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или иное изменение приговора, суд апелляционной инстанции по настоящему делу не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.389.13, 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Приговор Железнодорожного районного суда г.Хабаровска от 27.01.2016 года в отношении Кусакина В.А. в части гражданского иска отменить и дело в этой части направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Этот же приговор в отношении Кусакина В.А. изменить:

Признать смягчающим наказание обстоятельством управление водителем ФИО2 мотоциклом с технически неисправными осветительными приборами в темное время суток.

Назначенное Кусакину В.А. наказание в виде лишения свободы снизить до 2 лет 6 месяцев, с лишением права управлять транспортным средством на 3 года.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Кусакина В.А. и адвоката Денисова В.К. – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в Хабаровский краевой суд в соответствии с главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий: Рюмин В.В.